Shindemo
выбор есть всегда
Пленник не волновался, что будет запытан до смерти или что его буквально сожрут живьем мелкие бесы, потому что прямо в тот момент спецгруппа уже бесшумно неслась через лес в сторону запрятанной базы.

* * *
- Задача проста: ликвидировать угрозу, спасти Объект.

У Клауса уголок губ дернулся вверх: как приятно было снова слышать простые указания от Родригеса. Нагулялся паршивец в своей Аргентине, вернулся, наконец, в родные пенаты Альбиона. И сразу задание. Благо, заброшенная верфь в пригороде – это не румынский замок вампиров, напичканный ловушками и заклинаниями.

- Просочимся через вентиляцию, − Клаус нетерпеливо обернулся в сторону здания, часть ребят довольно засмеялись, кто звякнул ножами, кто щелкнул предохранителями.

- Не создавайте много шума. Задача не зачистить, а вытащить объект. С минимальными потерями, − вставил пять копеек Джеймс.

- Расслабонь, какие у нас могут быть потери? − отмахнулся белобрысый, осклабившись. Джеймс и Родригес переглянулись. Присматривать за Клаусом было одним из неприятных моментом любого задания: если тот входил в раж, именно зачисткой все и завершалось. Клаус не любил оставлять что-либо живое после себя.

* * *
Они разделились. Кто-то рванул на нижние этажи, перекрывая доступ к оружейным складам. Кто-то двинул в сторону связистов. Кто-то – черт знает куда. Клаусу было плевать, своего напарника он потерял после первого же поворота. Юркнул в лифтовую шахту, вынырнул этажом ниже, сразу угодив в комнату с солдатами на перекуре.

Что ж, этого можно было ожидать: прельщенные силой, на стороне демонов часто оказывались тщедушные люди.

Они не успели собраться, перегрупповаться, один за другим на пол падали трупы со сломленной шеей, пробитыми ребрами или пробитой черепушкой. Клаус даже не вспотел, рванул напрямик к Объекту, рассудив, что караульные не должны быть далеко от цели.

Узкие коридорчики, где можно было запросто прыгать, отталкиваясь от стен и труб, как черви, появляющихся и исчезающих в полу. Его не оцарапала ни одна пуля, нож, нунчаки, сюрикен, не достал ни один кулак. Чего только не придумают людишки. Ботинки начинали скользить, измазанные кровью. От запаха подскакивал пульс, расширялись зрачки и подрагивали кончики пальцев. Клаус любил такую простоту: либо ты, либо тебя. И никогда никого не оставлять в живых за собой, чтоб никогда и никто не ударил меж лопаток.

* * *
- Значит, ты отказываешься говорить?

Объект сплюнул на пол выбитый зуб. Его окружали демоны, какого ранга – он не знал, но ублюдки были сильные. У одних ползли рога – признак их раздражения и злости, у других – светились глаза да и аура начинала проявляться – цветные языки пламени, едва-едва заметные. Но даже в такой ситуации ему не было страшно. Все именно так, как ему сказали, как предупредили и дали указания. Ждать, терпеть, выводить из себя.

- Ты, наконец-то, выполз.

- Выполз?

- Неужели ты думаешь, за мной никто не придет… Каин?

Демон, до того медленно шагавший к пленнику, замер в полуметре. Выдохнул, закатив глаза, и медленно развернулся. Оглядел перекладины под потолком, узкую решетчатую дорожку, тянущуюся вдоль стены со второго этажа.

- Похоже, у меня совсем мало времени. Убить тебя, что ли? Ни себе, ни другим, − Каин улыбнулся, холодно, зло. Объект переменил наклон головы.

- Попробуй.

Вместе с этими словами из двери метнулась тень в сторону генератора. Каин скосил на нее глаза. Несколько демонов уже кинулись наперерез. Через одного тень перепрыгнула, второму пробила грудную клетку насквозь и бросила в третьего, четвертый банально не смог угнаться: ему вырвали гортань у самого генератора. Клаус держал трепыхающееся тело одной рукой, второй – вырвал с мясом дверцу агрегата.

- Убить, − коротко приказал Каин.

Весь отряд бросился к нему, Клаус вырвал провода, погружая ангар во мрак. В темноте полыхнули бледным светом демонские глаза. Отсутствие света ему ничуть не мешало, напротив − играло на руку. В него стреляли, но простые человеческие пули не могли серьезно ранить, его пытались порезать, но только порвали кожаную куртку. Все неудачные попытки добраться и прикончить только подливали масла в огонь, распаляли жажду убийства. Слишком долго он торчал в Академии, в лазарете, за бумажками и в лаборатории, теперь хотелось действовать – драться и рвать чужую плоть зубами.

Весь пятачок был залит кровью. Клаус приземлился позади связанного пленника, за запросто распоров одним движением тугую бечевку на руках, крутанулся, как волчок перед ним и распорол путы на ногах. Объект притворно вздохнул, растерев запястья, и по-хозяйски расправил плечи, удобнее устроившись на стуле, словно он незаметно превратился в трон. Клаус замер по правую руку от него. С подбородка капала чужая кровь, рот скалился в кровожадной улыбке, глаза – уцепились за последнего противника.

- Засиделся я у вас. Пора и честь знать, − Объект хлопнул по коленям, поднявшись. − Клаус?

Демон не обратили на его слова внимания. Ох, да к чертям вообще был весь этот мир: пусть хоть провалится в самое пекло и выгорит до углей. Клаус не любил рефлексировать или анализировать самого себя, но даже с учетом этого не мог не признать: Каин будил в нем все глаголы мира. Убить, сбросить с обрыва, укусить в губы, дернуть за волосы, трахнуть, вырвать печень, заснуть на его плече, сбить костяшки в кровь, отделывая лицо в фарш.

- Ага, − заторможено отозвался бес. − Приказ есть приказ, − словно извиняясь, обозначил он, обхватил Объект поперек корпуса и, словно шагнул, запрыгнул на подпотолочную балку. Тут же извлек из патронташа портативную взрывчатку с магнитным креплением, но не успел установить необходимое время, как Каин сколдовал из воздуха демонский моргенштерн, видоизменный – с наконечником-гарпуном. Воздух моментом вспыхнул алым светом – высвобожденная злостью аура затопила все вокруг. Объект пошатнулся, едва не свалившись вниз, Клаус недовольно дернул его за руку обратно и прислонил к крепежной вертикальной балке, параллельно успев сунуть в руки бомбу.

- Включай и бросай над собой.

Гарпун со свистом рассек воздух, отсекая одного от другого. Клаус завалился назад, полетел вниз головой, вывернувшись, как кошка, у самой земли на ноги. Что ж, теперь было не очень весело: Каин в два счета мог прикончить его, а пожить хотелось.

Крыша взорвалась, осыпав обоих осколками и кусками арматуры. Объект кое-как запрыгнул, уцепившись в раскореженные края дыры, расцарапывая ладони в мясо. Клаус не мог атаковать, хотел, но не мог. Каин гонял его из угла в угол, нанося один за другим глубокие порезы. От демонических лезвий регенерация не работала, чужая аура, словно яд, просачивалась в вены и отравляла организм изнутри.

Объект, наконец, вылез наружу, скрылся на фоне звездного неба. Клаус собрал последние силы в кулак, выбросил несколько ножей ради отвлечения и рванул следом. Вокруг ноги обвилась цепь, Клаус успел уцепиться за балку, в каких-то метрах от свободы. Еще один рывок – он полетел на пол, со всего маху врезавшись в бетон, раскрошив его и подняв клубы пыли. Каин был непреклонен: для него это может быть игрой, где не важны жертвы, последствия, издержки. Некая садистская черта – в достижении своих целей любыми средствами. В этом они были похожи, и это по правде пугало Клауса больше остального.

Когда в лицо сверкнули несколько ножей, Каину пришлось ослабить захват и защищаться моргенштерном. Скудной заминки хватило Клаусу – он высвободил ногу и снова прыгнул вверх.

Это дьявольски выбешивало. Глаза застилала ярость, Каин резко и зло бросил гарпун, практически не глядя, по ощущениям.

И Клаус, наконец, вскрикнул. Коротко и удивленно. Каин дернул цепь на себя, звенья забренчали, натягиваясь, а Клаус замер под крышей, держась одной рукой за стержень гарпуна, насквозь пробившего плечо. Каин щурился, довольно качнув головой – в голове Клауса успевает мелькнуть мысль, какой же он подонок. За спиной в перебитом плече зубья разошлись, превратившись в настоящий абордажный крюк, и впились в тело, неровно разорвав плоть. Каин сдернул добычу вниз.

Хотелось кричать, но в раскрытый рот забивался воздух, слишком много воздуха, заталкивая звук обратно в глотку. Его снова впечатало в пол, в кровавую лужу чужой крови. В глазах потемнело от боли, в ушах звенело, а мир вокруг шатался и двоился.

Каин шагнул ближе, параллельно наматывая цепь на руку, подтягивая по грязному полу безвольное тело. Клаус застонал, едва-едва уцепившись пальцами за цепь. Либо последний рывок, либо сдохнуть. Он в любом случае сдохнет, рано или поздно, он точно знает.

Каин дернул в последний раз, заставив демона подняться на колени. Клаус тяжело дышал, злобно сверкая глазами исподлобья. Каину не нужно было говорить никаких пафосных и очевидных речей, вроде «добегался». Напротив, он был даже разочарован. Пяти минут не прошло, а старый знакомый в его руках, надежно пришпиленный и беспомощный.

Наверное.

К ним выбежали другие солдаты, ненужная подмога, сыгравшая на руку не тому. Кулак Клауса вспыхнул, металл растекся меж пальцев за мгновение, освобождая. Он дернулся в сторону, откатавшись. В него опять полетел град пуль, теперь уже насквозь через тело. Клаус стиснул зубы, все же вылетев в зияющую дыру на крыше. Каин оглядел испорченный моргенштерн. Спешащие перехватить беглеца солдаты не заметили, как у заиграл довольный оскал.

* * *
Клаус приземляется в нескольких метрах от дыры на крыше. Неудачно упал, запутавшись в собственных ногах и усталости, плечо прострелила боль, хотелось скулить, но он только крепче зажал обломленное древко и заспешил прочь, к лесу.

Или нет.

О, он прекрасно знал, как поступают военные в этом случае. Клаус спрыгнул на неприметный парапет с ограждением, прижался к стене и старался максимально сдержать тяжелое дыхание. Через несколько секунд с крыши сорвались несколько теней. Легко спрыгнув едва ли не с тридцати метров высоты, они мягко приземлились в траву и скрылись меж стволов. С опозданием по земле (воспользовавшись лестницей и дверью) за ними прогромыхали берцы солдат. Клаус с легким самодовольством наблюдал, как за ними шевелились кусты, все дальше и дальше в чащу. Теперь оставалось только дождаться нужного момента и скрыться в другой стороне. Он отлип от кирпичной кладки, горячая кровь щекотала, стекая по лопатке и спине вниз. Другие раны не беспокоили так сильно, как плечо, хотя правая нога подволакивалась. Клаус очень надеялся, что это не выльется во что-то серьезное в лазарете.

После пяти шагов, как за ним материализовался чужой силуэт.

И наступила тьма.

* * *
- Объект у нас, − довольно доложил один из группы. − Потерей нет!

Джеймс кивнул, оглянув полянку с небольшим походным штабом и попытавшись сосчитать мельтешащих демонов, кому эликсир, кому бинты, кому алкоголя. Еще не все. Вот из-за деревьев выскочил Родригес со своими ребятами. Шесть, семь, десять. Кого-то несли на руках. Одиннадцать.

- Порядок? − Родригес не пострадал, даже не оцарапан ни разу. Он утер руки о какую-то тряпку и бросил ее под ноги, становясь рядом.

Почти все вернулись. Джеймс матерится со вздохом:

- Клауса нет. Искать или?.. − его оборвали ожившие передатчики. Центр получил отчет, ключевая задача – вывезти Объект, техника уже в пути, скрывающие заклинания активированы. Счет на минуты. Связисты помахали руками, в жестах изобразив, сколько осталось до эвакуации.

- Не думаю, что он попался, − с сомнение протянул Родригес.

- Это-то и беспокоит.

* * *
Он очнулся все так же ночью – в чужой кровати, перевязанный, с гудящей головой. Откинув одеяло в сторону, свесил ноги и неловко коснулся тугих бинтов.

- Они ушли, − отлипнув от стены, Каин вышел на свет. В той же одежде, тоже грязный, в крови, хмурый, со скрещенными на груди руками. Сама цитадель замкнутости.

- Я-то тебе зачем? − Клаус огляделся, хотелось пить, а еще того лучше – нырнуть в душ. − Объект на меня не обменяют. Выкуп не дадут. Тебе с меня даже клока шерсти, как с паршивой овцы, не перепадет.

- Знаю, − он остановился напротив. − Ты для меня совершенно бесполезен, и, тем не менее, я предпочту видеть тебя живым, чем мертвым.

- О, я ценю, − слабо огрызнулся демон и улегся обратно в постель, удобнее устроившись и протянув длинные ноги. − Раз ты меня не только не добил, но и подштопал, то давай, тащи мне жрачку, воду, суккубов. Или твой коварный план – заморить меня до смерти?

В ответ фыркнули. Каин присел на край кровати, устроив ладонь поверх бинтов. По телу потекло тепло и облегчение. Чужая отравляющая аура испарялась, вместе с ней испарялась боль.

- Я хочу, чтобы ты остался со мной.

- Ты работаешь на Геенну. Я – на Ватикан. Ты не находишь… противоречие?

- Им на тебя плевать. Мне − нет. Тебе надо поспать.

- Каин, я хочу пить.

Вновь прямо из воздуха в руке возник большой кубок. Каин помог Клаусу приподнять голову, поднеся чашку к самым губам.

- Кровь невинных младенцев, еще теплая, прямиком из Ада, − Клаус раздраженно сверкнул глазами, жадно присосавшись. Он уж и не помнил, когда в последний раз получал такое лакомство.

Кубок исчез как дым от свечи, Каин мазнул по чужим губам пальцем, размазывая каплю крови. Загипнотизированный воспоминаниями о прошлом. Семь сотен лет назад он тоже поил его. Не прибегая к помощи кубков, правда.

- Останься со мной, − прошептал Каин, но Клаус не слышал – уже спал, убаюканный темной силой, мягким голосом и осторожными касаниями.

Каин хмыкнул. Не скрывая ухмылку, перелез через него и устроился рядом, закинув руку поперек. К черту проваленную миссию и гнев начальников: они вдвоем всегда плохо вписывались в иерархию.

@темы: Original