Spiky
«you’re one bad day away from being me.»
- Ешь давай, - напомнила Тифа, накрыв его руку своей. – Баррет зайдет часа через два и заберет Данзела и Марлу погостить. Сид их подбросит, - Клауд кивнул. - А я скоро открою бар, и мне будет уже не до тебя. – Она улыбнулась. – Тебе сегодня надо пару заказов развести, но они в разных сторонах от Мидгара, так что придется тебе покататься.

Клауд усмехнулся.

- Тоже мне – напугала!

За окном собирались тучи, и уже накрапывал мелкий дождь.

***

- Так и знала, что найду тебя здесь.

- Угу.

Аэрис присела рядом на полуразрушенную стену церкви, наблюдая, как внизу Клауд ухаживал за ее цветами. Кто бы мог подумать, что он будет это делать (и что у него это будет получаться!), но, похоже, Страйф вообще был способным малым.

Некоторое время они молчали.

- Что тебя волнует?

Зак опустил взгляд на свои руки. Все те же перчатки, уже истертые, потрепанные временем. Надо было бы приобрести новые, но…

- Я не думаю, что мы с тобой сможем долго сдерживать все это. У нас уже не очень-то получается.

Аэрис улыбнулась. Она всегда улыбалась, когда дело касалось серьезных вещей. И эта улыбка словно бы говорила – все будет хорошо.

- Глупости. Они скоро совсем исчезнут.

Зак отрывисто кивнул. Цветочница всегда чувствовала настроения других. Она вообще была полубогом по сравнению со всеми.

- Ему уже гораздо лучше, - она оперлась о плечо бывшего Солджера, поднимаясь. – Не волнуйся.

- Я знаю, - отозвался Солджер, но прозвучало это не очень уверенно.

Это вошло в его привычку почти сразу: наблюдать и присматривать за своим младшим товарищем. Он всегда помогал ему. По крайней мере, старался, чем мог. И это было легко, будто вся его судьба в том и заключалась: однажды встретить Клауда и помочь ему стать тем, кем он является сейчас. Но не слишком ли жестоко было в раз лишить его этого? И сейчас, когда Зак был уверен, что все кончилось, все начиналось сначала. Энергия Сеферота, клетки Дженовы, тройка клонов – они объединялись. Рассеянные по Лайфстриму, они находили друг друга, день ото дня становясь сильнее. Это был уже Анилайфстрим – течение смерти. Он медленно убивал планету. Старался убить, по крайней мере, потому как пока что Лайфстрим успешно залечивал раны и поглощал клетки вируса.

- Я надеялся, что теперь он сможет жить нормальной жизнью…

- Он и так. Все они. Ты недооцениваешь Древних и Лайфстрим. Дженова скоро исчезнет.

Аэрис знала, насколько Клауд был дорог и важен для Солджера. После всего того, что они пережили, цветочница бы не удивилась, попроси Зак вернуть его на землю.

Но он не просил.

- Если однажды Сеферот обретет здесь плоть, ты знаешь, если он убьет здесь кого-то, они уже не смогут перевоплотиться.

- Я знаю. Но этого не будет.

Аэрис коснулась кончиками пальцев встопорщенных волос Фэйра - мягкие, словно шелк. Впрочем, как всегда – и растворилась в белесом тумане, перейдя из периферии в мир духов. Зак еще некоторое время посидел, наблюдая за Клаудом, а потом спрыгнул, бесшумно приземлившись прямо за его спиной. Один из плюсов его нынешнего существования – он совершенно невидим для живых, пока он того хочет. Хотя… такой ли уж это плюс, учитывая, что ты мертв?

Мысли Клауда были далеки от цветов и от сорняков, которые он выдергивал почти на автомате: он вспоминал свое детство, как наивно был влюблен в Тифу, какие доброжелательные и веселые люди жили в Нибельхельме, как сильно он хотел стать когда-то Солдатом. Вспоминал, как поступил в пехотные войска Шинры. Вспоминал, как провалил этот дурацкий психологический тест. Сейчас он думал, что это даже к лучшему. Каким же наивным он когда-то был, сделав из Сеферота кумира. Полубога.

Воспоминания были уже не болезненными, как раньше. Они не вышибали почву у него из-под ног, не уводили в пучины безысходности. Скорее, они стали чем-то вроде традиции. Традиции помнить все, как будто это приближало дорогих ему людей ближе к реальности, к нему.

Словно бы воспоминания могли помочь вернуть их.

Вырванный чертополох был отшвырнут прочь мимо корзины с сорняками, прямиком под ноги Заку. Солджер смотрел в спину Клауда.

Не хрупкая, нет. Не детская, не маленькая. Не одинокая. Так он хотел думать.

Плечи Клауда опустились. Руки замерли, пальцы скользнули по нежному лепестку.

Фэйр обошел его кругом, сел напротив, стараясь заглянуть тому в глаза. Но его лицо было скрыто светлой челкой.

- Клауд, - произнес Солджер одними губами. И, словно бы услышав, он поднял лицо.

Все та же светлая кожа – словно бы северный Нибельхельм навсегда выбелил ее своими долгими зимами и снегами. Все те же едва заметные веснушки – странное сочетание, но оно было приятным. И, конечно же, все те же невозможные голубые глаза. Зак знал, что у Клауда глаза такие от природы, из-за мако энергии они теперь лишь едва заметно светятся в темноте, и это его всегда восхищало. Кто бы мог подумать, что для осознания всего этого ему надо было умереть. Умереть, чтобы понять, как хорошо жить и ощущать тепло, радоваться солнцу и людям, что окружают тебя. И главное – чувствовать. Полностью. Совершенно. Этого ему не хватало больше всего. А Клауд такой живой, всего лишь в полуметре от него – протяни руку и коснись. Но мертвые должны оставаться мертвыми. Живые – живыми.

***

- Я тут встретил турков…

- И?

- Мне кажется, Руд не просто так раз в два дня заходит промочить у нас горло.

- Клауд, прекрати нести чушь.

- Он тебе не нравится?

- Да при чем здесь это? И вообще иди и чисти зубы! Я ложусь спать! - Страйф глубоко вздохнул.

Выйдя из ванны, он обнаружил, что девушка сидит на кровати, поджав под себя ноги. Явно ждет его. Клауд сел напротив нее.

- Ведь… уже почти три года, как мы живем здесь, - начала она. – И уже лет двадцать, как мы знакомы.

- Да уж, - он улыбнулся.

- Клауд, - Тифа же была серьезна и сосредоточена. – Ты говорил о Руде… ты и вправду так думаешь?

Он кивнул.

- А… Что тогда меду нами? Что ты чувствуешь ко мне?

Конечно, он знал, что однажды это случится. Вопросы будут заданы. Ответы будут получены. Но… сегодня?!

Клауд прочистил горло.

- Тифа. Ты… ты мне как сестра.

Локхарт открыла было рот, но так ничего и не сказала.

- Старшая сестра, - словно бы уже смирившись со своим проигрышем и сдаваясь на милость победителя, Клауд выдал все.

Тифа молчала. Да и разве можно было сказать что-либо, когда она сама знала это. Сама относилась к нему так же. И понимала, что они не такие уж и разные, чтобы сработала формула: противоположности притягиваются, и не такие уж и одинаковые, чтобы жить душа в душу, понимая с полуслова, с полувзгляда. Они просто знали жизни друг друга. Взлеты, падения. Те, сложности, что пришлось преодолеть. Те утраты, с которыми пришлось смириться.

- Тогда… ты ведь не будешь против, если я соглашусь с Рудом сходить в кино?

У Клауда бы отвисла челюсть, не будь у него военной выдержки.

- Эээ… я что-то пропустил?

- Ну, - замялась Тифа, - он сегодня зашел, как всегда, только без Рено. Рассказал про дела в Шин-Ре. Пожаловался на кучу бумажной работы. Ну, - Клауд мог поклясться, что она покраснела – в полумраке не было видно, - разговорились. И… вот.

Страйф кашлянул.

- Вообще-то… Руд еще после первого визита в Нибельхельм сказал, что ты ему понравилась.

Тифа как-то неопределенно хмыкнула и в два счета залезла под одеяло, укрывшись с головой. Теперь можно было спать.

@темы: FF7