23:04 

Spiky
«you’re one bad day away from being me.»
- Самое потрясающее, знаешь, что? Он врывался в комнаты на зачистку, сметал всех в мгновение ока, мелькал как молния со своими ножами, в дымовой завесе, вырывая по одному, один за другим, ребят в бронежилетах, в противогазах, с пушками на перевес, в полной боевой готовности. Он летел по канату с вертолета и влетал в окно, устраивая взрыв из битого стекла, крутился как бешеный черт, секунда - здесь, другая - уже там. Его группа зачистки работала четко, слажено, без проколов...

- Хм... - собеседник отпил виски, без какого-либо выражения глядя в пространство бара перед собой. Напротив стойки сверкали десятки красивых бутылок с разноцветными жидкостями, запахами и марками.

- ...но он был до безумия нетороплив во время секса. Он был так дико сексуален. Я всегда хотел его трахнуть. В любой момент, в любом месте, позе, при всяких свидетелях. Конечно, он бы на это не согласился. Он заводил меня, даже когда его не было рядом. От одного воспоминания... черт возьми... он был потрясающий в постели. Да, но он любил делать это медленно. Он напрочь сносил мне крышу, но из-за этого я, кажется, готов был продать всё и себя с потрохами. - Он наклонился, почти касаясь губами уха, и прошептал. - Он любил взбираться на меня, усесться сверху, широко раскинув ноги и глубоко принимая меня в себя, до самого конца. Любил упереться мне ладонями в грудь и меедленно, мееедлено поднимать и опускать бедра. Это была пытка. Самая сладкая, какую я когда-либо испытывал. Я сжимал его задницу так сильно, что синяки не проходили неделю... а он двигался сверху, с раскрытым ртом и закрытыми глазами. Ты бы только видел, - практически неслышно прошептал он. Так что слова, утонувшие в гомоне бара, казалось, были поняты исключительно по горячему дыханию, по тому, как воздух касался кожи.

В его глазах отражались блики огней барной стойки.

- Ты бы только слышал...

Он медленно поставил стакан с недопитым виски на отполированную столешницу. Преломившийся свет выложил мягкую паутину на поверхности.

- Зачем ты говоришь мне всё это? - голос прозвучал безэмоционально и тихо.

Он откинулся на спинку стула, довольно ухмыляясь.

- Это же очевидно. Чтобы позлить тебя, - в голосе слышалась нескрываемая издевка. - А еще, - серьезно и жестко добавил он, - чтобы ты понял, кому он принадлежит.

Собеседник обернулся, встретившись с холодным, прямым взглядом. Он не шутил, он предупреждал. Даже - угрожал.

- В целом, - хмыкнул собеседник, - я предполагал нечто подобное. Поэтому и согласился сразу пойти поболтать с тобой. Расставить, как говорится, точки над «i».

- Вот как.

Собеседник кивнул:

- Да, вот только дела мне нет до того, трахались вы или нет. Сейчас, он со мной. Может, ты и не догоняешь, так я скажу: я, как и ты, изгнанный архонт.

Зрачки сузились, радужка в мгновение пожелтела, а глазное яблоко стало черным, выдавая демоническую сущность своего хозяина. Гомон вокруг исчез. Погруженные в вакуум своей силы, двое молча смотрели друг на друга.

- Что? - он прищурился. - Архонт? Быть не может.

Он же не чувствовал его ауру. Не чувствовал его дух. Лишь слабый запах, как если бы он был мелким бесом. А теперь он отчетливо видит её: языки пламени, мрачные, колючие, с ярко-лиловой каймой, плясали по всему телу.

- Вот, значит, как, - он ухмыльнулся. - А ты интереснее, куда интереснее, чем я полагал. Но это всё равно ничего не меняет. Он - мой.

Собеседник покачал головой.

- Он - мой. Он - моя собственность. Я нашёл его раньше тебя и сделал своим.

- Ты потерял свою «собственность» десяток лет назад.

- Так я пришёл вернуть её, - вновь ухмыльнулся.

- Ты его не получишь. В этом мире... Сейчас... не действуют никакие законы. У тебя нет права подчинять его, ты не можешь заставить его. И ты не сможешь забрать его. Даже тогда ты был с ним, потому что он сам этого хотел.

Он рассмеялся. Громко, откинув голову назад.

- Он этого хотел?! Он хотел?! Ха! Ты меня развеселил! - рука молнией оказалась вцепленной в ворот рубашки. - Ты думаешь, у него был выбор? - прошипел он, притянув собеседника к себе. - Думаешь, он вообще различал, что он хочет? Я дал ему чувство жизни, я дал ему цель. Он был и остается полностью моим.

- Ошибаешься, - собеседник так и не повысил голоса. - Он был с тобой тогда, потому что любил тебя. А ты не дал ему ничего, кроме жестокости и боли. Ты думаешь, играя с ним в подчинение, ты заставил его жить ради себя? Ты думаешь, ты стал его целью? Ты и так ею был. Тогда. Но ты не видел дальше своего носа. И это не ты упустил его. Он сам ушёл от тебя. Потому что не получил ничего, кроме твоей жестокости...

- Ты. Абсолютный глупец, - он оттолкнул его от себя. На лице застыло выражение ошалелого презрения. - Любил? Любил?! - он хохотнул. - Демоны неспособны любить! Ты тронутый на всю голову...

- Это ты с ума сошел, если думаешь, что кому-то сейчас еще есть дело до этой иерархии. Если когда-то кому-то вообще было до этого дела, кроме как непосредственным слугам Сатаны. И сейчас ты думаешь, он вдруг пойдет с тобой? С какой стати?

- Ах... значит, хочешь сказать, теперь он твой и вы, стало быть, любите друг друга?

Собеседник стиснул челюсть. Желваки заиграли под кожей.

- Тогда скажи мне, архонт, почему каждый раз, когда я смотрю ему в глаза... у него дрожат колени? Почему... у него дрожат руки и он сжимает кулаки? Почему его пальцы холодеют? Почему... я ощущаю его дрожь, бегущую по спине и вижу широко распахнутые глаза. Почему он делает осечку, когда стреляет? Почему... он не застрелил меня этими крутыми современными антидемоническими пулями на очередной зачистке, когда у него был на это прямой приказ?.. Да, кстати, жаль всё же, что ты ни разу не видел его с ножами. Не видел ведь? Это правда впечатляет.

Он, довольный, вновь развалился на стуле, наблюдая, как сузились глаза собеседника.

- Он даже имя мое выговорить без запинки не может. Стоит мне поманить его, и он придёт. Зачарованный, как кролик, придет к удаву.

- Если ты считаешь, что он настолько в твоей власти, так почему не забрал его сразу? Ты ведь за этим вдруг объявился. Зачем ты...

- Мне стало интересно. Простое любопытство. Ты же знаешь, как раз из-за него люди и попадают в ад. Собственных мыслей и догадок, - он придвинул пепельницу и закурил. - Я его столько не видел, интересно же, как он тут устроился. Кого себе завел, - он скользнул по взглядом телу собеседнику. - И в общем, мне нравится нынешняя жизнь. О, нет, не волнуйся. Я не собираюсь работать в вашей Организации. Но, кажется, ему там нравится? - он стряхнул пепел. - Я же добрый, я позволю ему еще поиграть в этого... суперпомощника роду человеческому. Я не буду забирать его так уж скоро.

- Ты не заберешь его.

- Тебе не кажется, что мы ходим по кругу? - он всплеснул руками. - Эй! Бармен! Еще виски этому джентльмену!

- Ты не заберешь его. Я его тебе не отдам.

- Ты. Очень плохо его знаешь, - перекинув сигарету, он указательным пальцем затушил её и бросил бычок в пепельницу. Любой бы человек получил ожог, но, разумеется, не вековой демон. На стол легла крупная купюра. - Можешь еще выпить или напиться, чтоб уж сильно не расстраиваться, я плачу сторицей. - С этими словами он поднялся и пошёл прочь из бара.

- Напиться? Как будто я бы смог, - раздраженно бросил собеседник в сторону опустевшего стула. Перед ним возник очередной стакан виски, - даже если бы захотел.

@темы: txt, Original

   

128√e980

главная